Raiting-OY.ru

Все о детях

Проблемы младшего школьного возраста в школе

Кризис младшего школьного возраста, или Многие проблемы родом из детства. Каковы особенности детей 6-8 лет?

Младший школьный возраст — интереснейшая пора, которую многие психологи называют «вершинкой детства». Ребенок еще сохраняет многие детские черты, такие как непосредственность и легкомыслие, но стремительно меняются ценности и интересы. Самое главное — меняется логика мышления ребенка. Кризис младшего школьного возраста формирует осознание своего «социального Я». И все негативные выводы, установки, сформировавшиеся особенности взаимоотношений не пройдут бесследно, а могут определять все дальнейшее поведение человека.

Принято было считать, что младший школьный возраст находится в возрастных пределах от 7 до 11 лет. Кризис его приходился на возраст 7 лет и многими педагогами приравнивался к понятию готовности ребенка к школе. Однако практика настоящих лет показывает, что лишь немногие дети идут в школу в полных семь лет, следовательно, и кризис в полной мере может проявляться уже в шесть. Есть и другой вариант: обучение в школе не связано в первый год с настоящей интеграцией в среду. Поэтому, настоящие признаки кризиса можно заметить, скажем, в восемь лет.

Можно выделить несколько внутренних изменений у ребенка, которые говорят о становлении упомянутого «социального Я»:

Игра отходит на второстепенный план

Нет, безусловно, младший школьник увлеченно играет. Кстати, играть он будет еще не один год. Просто меняется само отношение к игре. Очень часто такие игры несут в себе нечто большее:

  • пробу своих организаторских способностей;
  • борьбу за лидерство;
  • выявление «слабого звена» в классе.
  • Поэтому, важно обращать внимание на подобное поведение детей. Определенного ребенка несколько раз попробовали исключить из игры. Возможно, это претендент на «изгоя» или «козла отпущения» в классе. Что делать?

  • Важно пресекать подобные моменты. Авторитетный учитель стремится вводить такого ребенка в игровой круг.
  • Однако, не просто так: главным должен стать принцип единства класса. Мы вместе — мы сила. Если кто-то «выпал», нас меньше, и мы уязвимей.
  • Здесь же стоит обращать внимание на слишком агрессивное поведение в игре, стремление добиться своего любой ценой. Как правило, такое поведение подкрепляется отношением в семье. А значит, от этого ребенка стоит ожидать еще много сюрпризов поведения. Чтобы расставить все точки над i, с таким ребенком важно поработать школьному психологу: проективные методики легко проясняют ситуацию в семье. Плохо, что с родителями работа складывается, как правило, тяжело. Тем не менее, это повод учителю внутренне настроить себя на то, что многие нормы и правила придется внушать такому ребенку самостоятельно.

    Переоценка ценностей

    Для ребенка важным становится то, что ранее вообще не имело никакого значения. Например:

    Здесь очень важно дозировать негатив. Безусловно, когда в классе более тридцати маленьких личностей, и каждый, как говорится, кто в лес, кто по дрова, сложно оставаться холоднокровным и спокойным к концу занятий. Тем более обидно, когда на задачу, которую еще вчера все решали, сегодня смотрят так, как будто первый раз ее видят. Но, это свойственно детям этого возраста. Было интересно — помнили, перестало быть интересно — забыли. Так что здесь главный совет педагогу: почаще глубоко дышать и не расстраиваться.

    Более тяжелая ситуация складывается в тех коллективах, где ценностями становятся материальные блага: хорошие телефоны, ноутбуки, поездки за границу… Причем, если в небольших населенных пунктах это сводится к понятию «есть-нет», то в отдельных школах это перерастает в «гонку вооружений» самыми топовыми и дорогостоящими моделями.

    Многое зависит от политики учебного заведения. Нужно минимизировать такое соперничество еще в первом классе. Психологу можно подготовить лекцию, где должен прозвучать четкий пункт: если родители участвуют в показной гонке за сокровищами и статусом — это психологическая проблема родителей, которой не место в стенах школы. Хотя, чего уж греха таить, в данный период функционируют множество школ, где такое поведение скорее норма, чем исключение. И это ни у кого не вызывает негативных эмоций, потому как весь родительско-ученический коллектив такой. Так что последнее слово здесь, конечно, за администрацией. А непосредственно учителей и психолога должна волновать лишь крайне выраженная болезненная реакция ребенка на подобные явления.

    Изменение эмоциональной сферы

    Ребенок младшего школьного возраста на все склонен реагировать слишком эмоционально. Главными поведенческими реакциями могут быть:

    • манерность;
    • кривляние;
    • подчеркнутая искусственность действий;
    • аффективные приступы;
    • агрессия;
    • истерика.
    • Да, это может быть плач. Но этот плач имеет совсем другой характер. Часто ребенок становится нервозными и с высоким уровнем тревожности период кризиса младшего школьного возраста, а в дошкольном возрасте у ребенка такие особенности не наблюдались.

      Важно правильно трактовать подобные «выходки». Как на это реагировать? Спокойно. Главное, чтобы таким поведением не достигался результат. Иначе желание впадать в истерики, кривляться или вступать в аффективные конфликты для достижения своей цели станет привычным поведением во взрослой жизни. А если цель таким поведением не достигнута, значит, не стоит его повторять. Ведь ребенок в этом возрасте учится оценивать результат своих действий.

      Что можно сказать, подводя итог. Кризис младшего школьного возраста — важный и судьбоносный этап становления маленького человека. Он может наложить отпечаток на способность взаимоотношения в коллективах на протяжении всей жизни. В этот период может сформироваться стойкие поведенческие линии: склонность к истерическим приступам, аффективному поведению при решении конфликта, или, наоборот, умение работать в команде, адекватно оценивать свое поведение и т.д. Педагогическому коллективу и школьному психологу стоит приложить все усилия, чтобы дети преодолели этот кризис и приобрели нужные навыки и знания.

      Об авторе: Лапшун Галина Николаевна, магистр психологии, практикующий психолог.

      pedsovet.su

      2.4. Проблемы младшего школьного возраста

      2.4.1. Кризис семи лет и консультативные проблемы младшего школьного возраста

      Переход от дошкольного к младшему школьному возрасту в литературе редко называют кризисом, а если и называют, то — малым кризисом. Это и понятно, так как кризисными периодами возрастного развития принято называть периоды жизни ребенка, когда в типичных условиях воспитания не учитываются изменившие­ся отношения ребенка к миру, к себе, его изменившаяся внутренняя позиция, когда нарушается соответствие между сложившимися и

      характерными для предыдущего этапа способами взаимоотношений ребенка с окружающими и развивающимися в течение этого перио­да возможностями детей. Для возраста вхождения в школу, на­оборот, как раз и характерна специальная нацеленная работа общества по подготовке ребенка к максимально безболезненно­му переходу в следующий возрастной период жизни, по макси­мальному учету его развившихся в предыдущем периоде способно­стей. Но и малый кризис — это тоже кризис. Кризис семи лет — это переломный, критический возраст, которым открывается весь период школьных возрастов [38, 117]. Таким образом, говоря о проблемах младшего школьного возраста как фазы онтогенеза, мы фактически должны иметь в виду проблемы двух возрастных отрезков: кризиса семи лет(критический возраст, по термино­логии Л. С. Выготского) и собственно младшего школьного возра­ста(литический возраст, по терминологии Л.С.Выготского) как периода онтогенеза.

      Как у всякого возрастного периода, у кризиса семи лет есть начало и конец. Однако особенностью критических возрастов яв­ляется расплывчатость, нечеткость их границ. Это касается и воз­растной привязки критического возраста. С нашей точки зрения, было бы совершенно неверно определять начало кризиса семи лет с первого сентября того года, когда ребенок поступает в школу, или с седьмого (а может быть, и шестого) дня рождения в жизни ребенка. Покупка школьных принадлежностей, примерка школь­ной формы, запись в школу, которая ведется в апреле — мае пред-школьного года, выделение ребенку места для будущего выпол­нения домашних заданий, просто показ ему его будущей школы — все это реально уже начинает менять внутреннюю и внешнюю социальные позиции ребенка, входит в содержание новой соци­альной ситуации развития еще до фактического начала посеще­ния школы, а часто и до достижения ребенком семилетнего воз­раста.

      Еще более искусственно было бы задавать возрастные границы начала кризиса семи лет с помощью критериев, почерпнутых из любых имеющихся процедур диагностики психологической готов­ности к обучению в школе — полная психологическая готовность к обучению в школе, измеренная тестом, может наступить и за­долго до и намного позже фактического начала посещения школы. Поэтому, говоря о кризисе семи лет, мы понимаем проблемность выделения его границ и имеем в виду только ту его часть, которая приходится на первые месяцы школьной жизни.

      Но еще более трудно выделить критерии окончания кризиса семи лет. Можно ли сказать, что это момент, когда ребенок «адап­тировался к школе»? (Вернее, к поступлению в школу, так как термин «школьная дезадаптация» в настоящее время применяется по отношению к определенным проблемам школьника любого возраста — от первоклассника до подростка.) Или это момент, когда первоклассник впервые начинает получать оценки? Или когда у ребенка полностью формируется внутренняя позиция школьника [111]? Эти вопросы остаются открытыми.

      С определенной точки зрения в качестве критерия окончания кризиса семи лет можно было бы принять появление у ребенка про­блем, связанных с особенностями формирования и функциониро­вания ведущей деятельности младшего школьного возраста — учеб­ной деятельности. Ведь конец критического периода — это начало литического. Это момент, когда на место проблем, связанных с самим фактом подготовки и поступления в школу, приходят про­блемы, связанные уже с собственно особенностями обучения в школе как новой деятельности.

      К проблемам, или трудностям, связанным с самим фактом по­ступления в школу, обычно относят:

      1) трудности, связанные с новым режимом дня. Наиболее зна­чимы они для детей, не посещавших детские дошкольные учреж­дения. И дело не в том, что таким детям трудно начать вовремя вставать, чтобы идти в школу, а в том, что у них чаще наблюдает­ся отставание в развитии уровня произвольной регуляции поведе­ния, организованности;

      2) трудности адаптации ребенка к классному коллективу. И в этом случае они наиболее выражены у детей, не имевших доста­точного опыта пребывания в детских коллективах;

      3) трудности, локализующиеся в области взаимоотношений ребенка с учителем;

      4) трудности, обусловленные изменением домашней ситуации ребенка.

      Все эти трудности являются отражением постепенного вхож­дения ребенка в новую социальную ситуацию развития: у него появляются «режимные» обязанности — вовремя быть в школе, соблюдать расписание занятий, уделять время подготовке домаш­него задания (оно есть еще почти везде в первых классах) даже в ущерб естественным потребностям в игре и отдыхе. Идет процесс адаптации к новому коллективу сверстников. Завязываются дело­вые и личностные отношения с учителем. Наконец, изменяется социальная позиция ребенка в семье — ему, как правило, выде­ляют особое место для хранения школьных принадлежностей, школьной формы, для подготовки уроков; изменяется отноше­ние к нему членов семьи. Все это достаточно хорошо описано в литературе.

      И хотя к началу школьного возраста как к никакому другому возрастному периоду родители (и общество в целом) специально готовят ребенка, наиболее полно стараясь «отследить» динамику смены его социальной позиции и социальной ситуации развития в Целом и даже управлять ею, указанные трудности порой достигают такой остроты, что встает вопрос о необходимости психологичес­кого консультирования. Как уже говорилось, последнее имеет ме­сто в случаях резко выраженной (чаше парциальной) неготовно­сти ребенка к обучению в школе. Это бывает, например, у детей, никогда не посещавших дошкольные детские учреждения (труд­ности контакта с коллективом детей, «режимные» трудности). Труд­ности будут иметь место и тогда, когда родители не успели приго­товиться к новым обязанностям и новым правам ребенка как уче­ника: например, как ни странно, это случается в многодетных семьях, где уже есть дети-школьники и где первокласснику совер­шенно необходимо сразу же выделить индивидуальное рабочее место, письменный стол или его часть и уравнять его в правах со старшими братьями и сестрами. К сожалению, это не всегда удает­ся на практике.

      Таким образом, трудности «школьной части» кризиса семи лет являются продолжением трудностей подготовки ребенка к школьному обучению и следствием недостаточной работы взрос­лых (родителей) по оперативному изменению его семейной си­туации, формированию навыков самоорганизации деятельно­сти и т.д.

      Психологические трудности собственно младшего школьного воз­раста — это уже трудности не критического, а литического пери­ода жизни.

      Психологические особенности всякого литического, в том чис­ле и младшего школьного, возраста в литературе принято анали­зировать исключительно с позитивной, так сказать, стороны, за счет анализа становления системы деятельностей, специфичных для данного возраста, и психологических новообразований в по­знавательной и личностной сферах. Даже те стороны психического развития ребенка, которые выступают как утрата чего-то, харак­терного для предыдущей стадии развития (например, в терминах Л. С. Выготского, «утрата непосредственности» поведения в млад­шем школьном возрасте), всегда одновременно выступают и пре­подносятся как приобретение чего-то нового (в нашем случае — уровня произвольной регуляции поведения). Трудно назвать «отри­цательные» симптомы (в смысле проблемные, конституирующие для психологических трудностей ребенка), которые входили бы в объективную позитивную психологическую характеристику того или иного литического возраста. Если это и делается, например, с дет­скими страхами как нормальной, хотя и отрицательной характе­ристикой дошкольного возраста, то лишь факультативно, т.е. как бы вне понятийного аппарата и рамок стандартного возрастно-психологического анализа, или в качестве его оборотной стороны (например, возрастные страхи как оборотная сторона формирова­ния воображения и внутреннего плана действия в дошкольном возрасте).

      Нечто подобное происходит и с понятием школьной дезадап­тации. Психогенная школьная дезадаптация (ПШД)определяет­ся как «психогенное заболевание и психогенное формирование лич­ности ребенка, нарушающие его субъективный и объективный ста­тус в школе и семье и затрудняющие учебно-воспитательный про­цесс» [70, с. 90]. Поведенческие проявления ПШД — затрудне­ния в учебе вплоть до стойкой неуспеваемости, нарушения взаи­моотношений со сверстниками и учителем (например, описан­ный Л.С.Славиной так называемый «смысловой барьер» [145]), нарушения дисциплины, отказы ходить в школу или угрозы сделать это настолько общеизвестны и, к сожалению, часты, что с определенной точки зрения делают ПШД «нормальной», хотя и отрицательной, возрастно-психологической характери­стикой детей младшего школьного возраста. Об этом говорят и статистические данные: по мнению ряда детских патопсихоло­гов и психоневрологов (а они имеют не меньшую практику с детьми младшего школьного возраста, чем психологи), до 20 % школьников нуждаются в психотерапевтической помощи в свя­зи с ПШД. Можно утверждать, что еще большее число детей нуждается в психологической помотди и профилактике в их доп-сихотерапевтических формах. Именно на этот контингент и долж­на быть ориентирована работа возрастных психолого в-консуль­тантов.

      Основные сферы проявления ПШД связаны с пространствен­но-временными отношениями (режим дня, так называемое «личное» пространство в семейной среде и пр.)и личностно-смысловыми характеристиками (место в коллективе сверстников, взаимоотно­шения с братьями и сестрами, отношения с преподавателем и родителями)деятельности и общения ребенка. Однако психологи­ческие проблемы этого возраста более тесно, хотя и более изощ­ренно, сложно, связаны с ведущей в этом возрасте — учебно-познавательной — деятельностью детей. Учебная деятельность, понимаемая, конечно, не как индивидуальная деятельность изо­лированного^ ученика, а как социальная деятельность, наиболее полно реализующая возрастно-специфическую систему социальных отношений ребенка, присутствует не столько как «страдающая» сторона в анализе причин и проявлений ПШД, но и как возмож­ный источник нарушений.

      Существуют четыре основные точки зрения на причины ПШД, впрочем, дополняющие друг друга.

      Сторонники первой точки зрения исходят из того, что психотравмирующим фактором признается сам процесс обучения, Как бы хорошо он ни был организован. Вызванные им нарушения Называютсядидактогениями.

      Однако чаще (вторая точка зрения) говорят о своеоб­разной «конвергенции» дидактогений и конституциональной (т.е. индивидуальной) уязвимости организма ребенка и его центральной нерв­ной системы. По мнению В. Е. Кагана, в этом случае речь идет о «якобы изначально, фатально «больном» ребенке, дезадаптация которого обусловлена мозговым повреждением или отягощенной наследственностью» [70, с. 91].

      Если первая точка зрения представляется односторонней и не­верной в силу недостаточного учета индивидуальных особенно­стей ребенка и его социальной среды, то вторая — в силу снятия ответственности со школы и семьи и возложения ее исключитель­но на врача.

      Более гибкой, по-видимому, является третья точка зре­ния, связывающая ПШД с дидаасалогениями, т. е. вариантами по­следствий неправильного отношения учителя к ученику, непра­вильной организации учебного процесса и учебной деятельности. Речь идет, прежде всего, о различных вариантах авторитарного сти­ля педагогического руководства классом [11 и др.]. Практика возрастно-психологического консультирования показывает, что жалобы на те или иные неправильные (с точки зрения родителей или даже объективно) действия» учителя в качестве причины воз­никновения личностных и поведенческих нарушений у детей чрез­вычайно распространены. В теоретическом плане эти случаи также описаны достаточно полно.

      Однако, как отмечают многие психологи, неправильно сводить ПШД к проблеме «плохого» или «злонамеренного» учителя. Ведь известно, например, что сензитивность детей к дидаскалогениям неодинакова; компенсационные и психозащитные возможности детей очень велики и во многом зависят от внешкольных влияний на них и прежде всего от семейной ситуации. Более того, специ­фические отношения к ребенку в семье, стиль родительского по­ведения, характерный — типичный и актуальный — семейный климат считаются рядом психологов едва ли не главной и един­ственной причиной возникновения ПШД или хотя бы некоторых ее форм (четвертая точка зрения). Правда, при этом не всегда принимается в расчет, что «среда определяет развитие ре­бенка через [его, ребенка. — А.Л.] переживания среды» [15, с. 383].

      Еще более гибкой, комплексной, является гипотеза о проис­хождении ПШД, которая вместо одностороннего учета дидактоге-ний и «отягощенной» наследственности, с одной стороны, и ди-даскалогений и особенностей семейной среды — с другой, пыта­ется учесть все эти факторы и влияния в их системном единстве. Примером таких работ могут служить работы А. Л. Венгера [111] и Е.В.Новиковой [105], обобщающие их опыт возрастно-психоло­гического консультирования детей младшего школьного возраста.

      Так, Е.В.Новикова, основываясь на взглядах Л.С.Выготского, Л.И.Божович, Л.С.Славиной и других на проблему возраста, на классификацию форм ПШД по их связи с учебной деятельностью, считает, что «причиной возникновения психогенных нарушений являются не сами по себе промахи в [учебной. — А. Л. ] деятельно­сти младшеклассников, а их переживания по поводу этих прома­хов» [Ю5, с. 26]. Переживания же ребенка в этом возрасте прямо зависят от его взаимоотношений со значимыми взрослыми (учи­телем, родителями). «Формой выражения этого отношения явля­ется стиль общения. Именно стиль общения взрослого с младшим школьником может затруднять овладение ребенком учебной дея­тельностью, а порой может приводить к тому, что реальные, а подчас и надуманные трудности, связанные с учебой, начнут вос­приниматься ребенком как неразрешимые, порожденные его не­исправимыми недостатками. Если же эти негативные переживания ребенка не компенсируются, если не находится значимых людей, которые были бы способны повысить самооценку школьника, у него могут возникать психогенные реакции на школьные пробле­мы, которые в случаях повторяемости или фиксации складывают­ся в картину синдрома, названного психогенной школьной дез­адаптацией» [105, с. 31].

      Подобного же рода попытку своеобразного «синдромного», целостного анализа (в пределах психологической нормы) описы­вает А.Л.Венгер, используя материал жалоб родителей психоло­гу-консультанту на низкую успешность деятельности их детей шести-семи лет на занятиях в школе или в детском саду и на поведенче­ские нарушения [30; 31; 111]. Общая схема такого анализа доста­точно отработана в психологии: первичные причины — первичные нарушения — неадекватная обратная связь со стороны значимого взрослого (родителей) — вторичные нарушения, подкрепляющие действия взрослого. Не имея возможности воспроизвести здесь ана­лиз А.Л. Венгера полностью, отметим, что проделанная им работа является одной из удачных попыток описать типичные варианты «нормального» (т.е. не выходящего в область патологии) возраст­ного развития (в описываемом случае — кризиса семи лет), харак­теризующиеся тем, что «недоразвитие какого-либо психологиче­ского процесса приводит к ущербности деятельности в целом и, следовательно, к нарушениям в формировании других психиче­ских процессов» [ 111, с. 178]. В дальнейшем А. Л. Венгер распрост­ранил свой «синдромный» анализ психологических трудностей ре­бенка и на подростковый возраст.

      studfiles.net

      Проблемы младшего школьного возраста в школе

      Проблема трудностей адаптации детей к условиям начальной школы в настоящее время имеет высокую актуальность. По оценкам исследователей, в зависимости от типа школы, от 20 до 60 % младших школьников имеют серьезные трудности в адаптации к условиям школьного обучения. В массовой школе учится значительное число детей, которые уже в начальных классах не справляются с программой обучения и имеют трудности в общении. Особенно остро названная проблема стоит перед детьми с задержкой психического развития.

      Существует много определений школьной адаптации. Как пример традиционного определения можно привести определение М.В. Максимовой (1994), которая школьную адаптацию трактует как процесс вхождения ребенка в новую для него социальную ситуацию развития. Анализ зарубежной и отечественной литературы показывает, что термином «школьная дезадаптация» или («школьная неприспособленность») фактически определяют любые затруднения, возникающие у ребенка в процессе школьного обучения.

      К числу основных первичных внешних признаков проявлений школьной дезадаптации ученые единодушно относят затруднения в учебе и различные нарушения школьных норм поведения.

      Под влиянием постоянных неудач, выходящих за рамки собственно учебной деятельности и распространяющихся на сферу взаимоотношений со сверстниками, у ребенка формируется ощущение собственной малоценности, появляются попытки компенсировать собственную несостоятельность. А так как выбор адекватных средств компенсации в этом возрасте ограничен, то самоактуализация часто осуществляется в разной мере осознанным противодействием школьных норм, реализуется в нарушениях дисциплины, повышенной конфликтности, что на фоне утраты интереса к школе постепенно интегрируется в асоциальную личностную направленность. Нередко у таких детей возникают нервно-психические и психосоматические расстройства (Ш.А.Амонашвили,1984).

      Такой фактор школьной неуспешности, как личностные особенности ребенка, также многоплановый. Исследователи выделяют следующие переменные: позиция ученика, мотивация учения, уровень навыков умственной деятельности, способность к произвольной регуляции и самоорганизации, уровень здоровья и работоспособности, интеллект ребенка. Отставание в развитии и низкие показатели школьной успешности — это не одно и то же. При отставании в развитии мы можем говорить о наличии в развитии школьника задержек созревания интеллектуальных, волевых, мотивационных структур в сравнении с возрастной нормой. Тогда как школьная неуспешность может быть вызвана влиянием среды, методики обучения, позиции учащегося и т.д. Таким образом, неуспешные школьники — группа неоднородная. В нее попадают дети с разнообразными помехами к обучению.

      Г.С.Рабунский предлагает иную классификацию отстающих учеников. Его классификация основана на учете двух переменных: уровень познавательной самостоятельности и интерес к предмету. Соответственно выделяются следующие типы учащихся: средний уровень познавательной самостоятельности и низкий интерес к обучению (учатся преимущественно на двойки и тройки); познавательная самостоятельность высокая, интерес к предмету отсутствует (учатся крайне неровно, возможны оценки «отлично» и «неудовлетворительно»); познавательная самостоятельность низкая, интерес к предмету положительный (успех в обучении зависит от уверенности в себе); познавательная самостоятельность низкая, интерес к предмету потенциальный, для этих учащихся характерна умственная пассивность и малая уверенность в себе; уровень познавательной самостоятельности низкий, интерес к предмету отсутствует, учатся они крайне слабо; ученики этой группы находятся на низшем уровне обучаемости, никого не боятся, часто бравируют своим пренебрежением к учению в школе; для подтягивания этих учащихся необходимо не только развить у них приемы умственной деятельности, но и сформировать положительную установку на обучение.

      Эти способности говорят о том, что ЗПР проявляется как в замедленном созревании эмоционально — волевой сферы, так и в созревании развития познавательных процессов. Последнее, прежде всего, проявляется в том, что интеллектуальные возможности ребенка не соответствуют его возрасту. Значительным своеобразием отличается поведение этих детей. После поступления в школу они продолжают вести себя как дошкольники. Ведущей деятельностью остается игра. У детей не наблюдается положительного отношения к школе. Учебная мотивация отсутствует или слабо выражена.

      Очень важно отметить, что в условиях массовой школы ребенок с ЗПР впервые начинает отчетливо осознавать свою несостоятельность, которая выражается, прежде всего, в неуспеваемости. Это с одной стороны, ведет к появлению чувства неполноценности, а с другой — к попыткам личностной компенсации в какой-либо другой сфере. Такие попытки иногда выражаются в различных нарушениях поведения.

      www.psi.lib.ru

      ПРОБЛЕМЫ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

      Кризис семи лет и вопросы психологической консультации

      Переход от дошкольного возраста к младшему школьному довольно редко именуют кризисом, а если и именуют, то малым кризисом. Это и ясно, поскольку под кризисом, кризисным периодом возрастного развития принято понимать периоды жизни ребенка, где место имеют такие типичные условия воспитания, когда не принимаются во внимание изменившиеся отношения ребенка к себе, к миру, его изменившаяся внутренняя позиция, когда поколеблено соответствие между установившимися и характерными для более раннего этапа способами взаимоотношений ребенка с окружающими и развивающимися возможностями детей в течение этого периода. Для возраста прихода в школу, наоборот, присуща именно специальная направленная работа общества по подготовке ребенка к максимально удобному переходу в последующий возрастной период жизни, по наибольшему учету его резвившихся в более раннем периоде способностей. Но и малый кризис – это кризис. Кризис семи лет – это переломный, критический возраст, который открывает весь период школьных возрастов. Таким образом, говоря о проблемах младшего школьного возраста как фазы онтогенеза, фактически имеются в виду проблемы двух возрастных этапов: кризиса семи лет как критического возраста и собственно младшего школьного возраста как периода онтогенеза.

      У кризиса семи лет, как у любого возрастного периода, имеются свои старт и финиш. Нечеткость и расплывчатость границ критических возрастов являются их особенностью. Это относится и к возрастной привязке критического возраста. Было бы абсолютно неправильно определять начало кризиса семи лет с первого сентября того года, когда ребенок поступает в школу, или с седьмого (возможно, и шестого) дня рождения в жизни ребенка. Примерка школьной формы, покупка школьных принадлежностей, выделение ребенку места для будущего выполнения домашних заданий, запись в школу, которая ведется в апреле-мае предшкольного года, просто показ ему его будущей школы – все это уже начинает менять внешнюю и внутреннюю социальные позиции ребенка, становится частью содержания новой социальной ситуации развития еще до начала посещения школы, а зачастую и до достижения семилетнего возраста ребенком.

      Было бы еще более искусственно определять критерии старта кризиса семи лет посредством взятых из любых наличествующих процедур диагностики психологической готовности к обучению в школе критериев. Измеренная тестом полная психологическая готовность к обучению в школе может наступить и задолго до и много после начала посещения школы. Поэтому под кризисом семи лет имеется в виду проблемность выделения его границ и выделяется только та его часть, которая выпадает на первые месяцы школьной жизни.

      Но еще более сложной задачей является выделение критериев окончания кризиса семи лет. Можно ли говорить, что это момент, когда ребенок «адаптировался к школе»? Вернее, к поступлению в школу, поскольку термин «школьная дезадаптация» применяется в настоящее время касательно определенных проблем школьников разных возрастов, от первоклассника до подростка. Или это момент, когда первоклассник начинает получать первые оценки? Или когда у ребенка формируется полностью внутренняя позиция школьника? Эти вопросы все еще остаются открытыми.

      С конкретной точки зрения критерием финишной черты кризиса семи лет можно было бы считать появление у ребенка проблем, которые связаны с особенностями складывания и работой ведущей деятельности младшего школьного возраста – учебной деятельности. Поскольку конец критического периода является началом литического. Это момент, когда на место связанных с самим фактом подготовки и поступления в школу проблем приходят проблемы, которые связаны уже с конкретно особенностями обучения в школе как нового рода деятельности [3, с. 8].

      К трудностям или проблемам, которые связаны с фактом поступления в школу, относят обычно:

      — связанные со сменившимся режимом дня трудности. Наиболее сильны они для детей, которые не посещали ДОУ. И суть не в том, что таким детям тяжело начать вставать вовремя, чтобы отправляться в школу, а в том, что у них зачастую присутствует опоздание в развитии степени произвольной регуляции поведения, организованности;

      — проблемы адаптации ребенка к классному коллективу. И наиболее выражены в этом случае они у тех, кто не обладает опытом нахождения в детских коллективах;

      — трудности, возникающие в сфере взаимоотношений с учителем;

      — сложности, обусловленные переменами в домашней ситуации ребенка.

      Все эти проблемы – отражение постепенного вникания ребенка в новую социальную ситуацию развития: у него появляются «режимные» обязанности — вовремя приходить в школу, придерживаться расписания уроков, выделять время для выполнения домашнего задания даже в ущерб естественным потребностям в отдыхе и игре. Совершается процесс привыкания к новому коллективу сверстников. Появляются личностные и деловые отношения с учителем. Наконец, претерпевает изменения социальная позиция в семье ребенка – ему, как правило, отводят отдельное место для хранения школьной формы, школьных принадлежностей, для подготовки уроков; отношение членов семьи к нему изменяется [13, с. 97].

      И хотя к началу школьного возраста родители (как, в целом, и общество) готовят ребенка специально, как можно больше стараются «отследить» ход смены его социальной ситуации и социальной позиции эволюции в целом и даже направлять ее, вышеупомянутые сложности временами приобретают такую остроту, что появляется вопрос о психологическом консультировании. К нему прибегают при выраженной резко (зачастую парциальной) неготовности к обучению в школе ребенка. Это происходит, к примеру, у детей, которые никогда не ходили в ДОУ («режимные» сложности, сложности контакта с коллективом детей). Сложности будут и в том случае, если родители не успели подготовиться к новым обязанностям ребенка в качестве учащегося и его новоявленным правам, в частности, как ни удивительно, в многодетных семьях, где уже имеются дети-школьники и где первокласснику требуется сразу же выделить отдельное рабочее место, письменный стол или его часть, и уравнять его в правах со старшими сестрами и братьями. К сожалению, на практике это удается не всегда.

      Отсюда, сложности «школьной части» кризиса семи лет есть продолжением сложностей подготовки к обучению в школе и следствием недостаточной работы родителей по подготовке ребенка к обучению в школе, по срочному изменению его семейной ситуации, умению самоорганизовать деятельность и т. д.

      Психологическое консультирование является одним из наиболее востребованных вариантов помощи детского психолога. Довольно часто родители прибегают к консультации, когда их что-то волнует в поведении, развитии ребенка, появляются вопросы по воспитанию или выстраиванию взаимоотношений с ребенком.

      Кроме того, при обращении в первый раз за консультацией бывает неясно, как будет она проходить, что после посещения психолога изменится. Бывает, что родители думают, что психолог как-то повлияет на ребенка или скажет родителям специальные слова, после которых все наладится в семье и сразу разрешится сложная ситуация. На деле же работа получается не такой волшебной, она требует усилий от членов семьи, а не только от специалиста, и ее продолжительность может быть довольно различной – от единственной консультации до нескольких месяцев или даже лет работы [25].

      Многие родители, которые впервые обращаются за психологической помощью, с самого начала настроены на то, что работа будет заключаться в единственной встрече. Иногда так и правда выходит, но не слишком часто. Гораздо более частой бывает ситуация когда необходима более-менее долгая работа с психологом – от 3-5 консультаций до нескольких месяцев (а иногда и нескольких лет) психотерапевтических занятий каждую неделю.

      Что же случается на первой консультации? На ней психолог знакомится со своими клиентами – ребенком и взрослым, знакомится с их историей и запросом – что они ждут от этой консультации (понять, что происходит с ребенком, получить рекомендацию по воспитанию, диагностике развития ребенка, исправление нежелательного поведения и т.д.). Обычно психолог рассказывает, что он может из этого выполнить в ходе этой встречи, для чего может быть необходима дополнительная работа, а что он сделать не сможет в принципе (к примеру, повлиять на члена семьи, который отсутствует на приеме).

      Психолог может на консультации, беседуя с ребенком и с родителями, наблюдать за непосредственным поведением ребенка или предложить специальные задания. Это могут быть обычные тесты на оценку эмоциональной и интеллектуальной сферы ребенка, а могут быть свободные творческие задания – совместные с родителями или только для ребенка. Наблюдая за ходом рисования или игры и задавая наводящие вопросы, психолог строит гипотезы о сути проблемы.

      Какие же проблемы могут быть решены в ходе одной или нескольких встреч? Когда необходима более длительная психотерапевтическая работа?

      В основном, консультирование носит информационный и исследовательский характер – ответ на вопрос «что происходит с ребенком, с нами и по какой причине?»

      Это могут быть какие-то вопросы возрастного развития, адекватность возрастной норме поведения ребенка. К примеру, мама обращается с ребенком двух с половиной – трех лет, жалуется на негативизм и упрямство еще недавно вполне послушного ребенка и просит рекомендаций, как ей с ним себя вести. Здесь вероятное направление консультации – ознакомление мамы с особенностями протекания кризиса трехлетнего возраста, вырабатывания в этом возрасте самостоятельности. Часто этого вполне бывает достаточно. Многие родители, которые прибегают к помощи детского психолога, уже успели ознакомиться с литературой по воспитанию и развитию детей. Но при этом не всегда они бывают уверены, наблюдают ли они очередной этап возрастного развития в своем ребенке или это отклонение от нормы. И хотят обсудить данный вопрос со специалистом. По большей части здесь действительно хватает одной консультации, но иногда нужна дополнительная диагностика и несколько консультаций с психологом.

      К примеру, наиболее частая жалоба родителей младших школьников – ребенок в школе плохо учится. По какой причине и что делать? На такой вопрос за одну консультацию сложно ответить. Может понадобиться диагностика интеллектуальных ресурсов ребенка – возможно, он просто не справляется в своем учебном заведении со сложной программой. Возможно, ребенок отправился в школу с несложившейся психологической готовностью и теперь у него проявляется школьная дезадаптация. Также может быть необходима диагностика эмоционального состояния школьника и прояснение семейной ситуации – может быть такое, что неуспехи ребенка находятся в эмоциональной плоскости. Для проведения подобной диагностики и обсуждения путей решения проблемы может потребоваться несколько (от трех до пяти или шести) консультаций психолога. Когда найден источник трудностей, пути их преодоления определяются.

      Часто обращаются к психологу родители, которые желают подобрать подходящий стиль общения и воспитания ребенка, у которого есть поведенческие или эмоциональные особенности (гиперактивность, боязливость, замкнутость и т.д.). Здесь тоже вполне можно ограничиться одной или несколькими консультациями.

      Иногда также поводом обращения к психологу бывают обнаруженные родителями перемены в поведении ребенка после случившегося в семье какого-то события – к примеру, смены учебного заведения, появления нового члена семьи, развода, переезда. Тогда, если реакция ребенка не очень явно выражена, психолог может остаться в рамках рекомендаций по возможности смягчения для ребенка произошедшего стресса.

      То есть возможен в ходе одной консультации общий взгляд на ситуацию и на ребенка, определение – нужна ли тут дальнейшая работа или хватит рекомендаций родителям для решения проблемы самостоятельно. Родителям подобная консультация может стать опорой и внушить уверенность в их дальнейших действиях.

      После одной или нескольких встреч с психологом родители при его содействии принимают решение насчет дальнейших шагов. Возможно, этой помощи будет достаточно и можно на этом закончить консультирование.

      Но если запрос родителей подразумевает изменения – эмоционального состояния, нежелательного поведения ребенка, то тогда необходимо продолжить работу.

      В этом случае возможны следующие варианты:

      — родители занимаются самостоятельно с ребенком, опираясь на полученные рекомендации. При этом возможны периодические встречи с психологом для получения поддержки в процессе изменения ситуации;

      — ребенку необходим курс индивидуальных или групповых психотерапевтических занятий;

      — поступает запрос от родителей помощь психолога – либо психотерапевтическая помощь требуется одному из родителей;

      — ребенку необходима консультация у смежных специалистов: невролога, дефектолога, логопеда для уточнения источников трудностей;

      — комплексный подход — сочетание различных вариантов помощи.

      multiurok.ru

      Проблема адаптации учащихся младшего школьного возраста

      Внимание! Предварительный просмотр слайдов используется исключительно в ознакомительных целях и может не давать представления о всех возможностях презентации. Если вас заинтересовала данная работа, пожалуйста, загрузите полную версию.

      Ключевые слова: школьная адаптация, учебная деятельность, социальная позиция, нормативность, дезадаптация.

      Принципы государственной политики в области образования – гуманизм, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья детей, ориентация на становление, развитие, реализацию личностного потенциала субъектов образования – всё больше привлекают внимание учёных и практиков к проблеме адаптации ребёнка к школе и шире – к жизни.

      Как известно, адаптация (от лат. adapto – приспособление) – одно из центральных понятий биологии, физиологии, психологии и многих других наук, изучающих живые организмы, особенно человека. Проблема адаптации учащихся младшего школьного возраста значима иактуальна, поскольку условия социальной среды никогда не остаются неизменными, процесс адаптации непрерывен.

      Рассматривая адаптацию ребёнка к школе, исследователи выделяют уровни, механизмы и показатели адаптации. Предлагаем рассмотреть школьную адаптацию в трёх сферах:

      1. Академическая адаптация характеризует степень соответствия поведения ребёнка нормам школьной жизни: принятие требований учителя и ритма учебной деятельности, овладение правилами поведения в классе, отношение к школе, достаточная познавательная активность на уроках и т.д.;

      2. Социальная адаптация отражает успешность вхождения ребёнка в новую социальную группу в виде принятия ребёнка одноклассниками, достаточного количества коммуникативных связей, умения решать межличностные проблемы и т.д.;

      3. Личностная адаптация характеризует уровень принятия ребёнком самого себя как представителя новой социальной общности («Я – школьник») и выражается в виде соответствующих самооценки и уровня притязаний в школьной сфере, стремления к самоизменению и др.

      Цели школы в адаптации учащихся состоят: в создании благоприятных условий для самореализации личности ученика, которая выводит ребенка на более высокий потенциально возможный уровень развития, приспосабливая (адаптируя) его к своим требованиям; создание модели саморазвивающейся социально-педагогической системы, обеспечивающей уровневую, профильную и общекультурную дифференциацию образования. Такое взаимное приспособление образовательной системы к ученику, а ученика к требованиям системы и входит в понятие «школьная адаптация» (Н.П. Капустин).

      Несмотря на непрерывность адаптации, это явление связывают, прежде всего, с периодами кардинальной смены деятельности индивида и его социального окружения. В детстве такими периодами являются начало школьного обучения, переход в среднее звено (5-е классы), переход к профильному обучению (9–10 классы), период завершения обучения и выбора будущей профессии. Среди этих моментов самый важный и ответственный – поступление в школу. Ведь от того, как начнётся школьная биография ребёнка, зависит адаптация на последующих этапах, да и весь процесс социализации и развития личности школьника.

      Длительное время считалось, что критерием готовности ребенка к обучению является уровень его умственного развития. Л.С. Выготский одним из первых сформулировал мысль о том, что «готовность к школьному обучению заключается не столько в количественном запасе представлений, сколько в уровне развития познавательных процессов» [1, c.23]. Для успешной адаптации очень важна мотивация учения. На первом году обучения она в основном обеспечивается взрослыми. Для развития учебной мотивации важна заинтересованность и понимание со стороны родителей и учителя. Советы по развитию интереса и желания к учению:

      • Вера в успех ребенка;
      • Положительные установки;
      • Любовь и доброжелательность;
      • Приучение к режиму дня;
      • Выполнение установленных правил и норм поведения.
      • В своем выступлении мы изучаем процесс адаптации младших школьников, поэтому считаем необходимым рассмотреть особенности обучения и развития в этом возрасте. Развитие детей младшего школьного возраста (7–11 лет) предопределяется ведущей ролью учебной деятельности, имеющей своим содержанием овладение обобщенными способами действий в сфере теоретических знаний, рождением социального Я ребёнка. Он открывает для себя значение новой социальной позиции – позиции школьника, связанной с выполнением высоко ценимой взрослыми учебной работы. Возможности возраста связаны преимущественно с учебной деятельностью и общением со сверстниками. Основная линия развития – нормативность, усвоение норм учения, познания, общения, социально приемлемого поведения. В эти годы происходит активное развитие мышления, прежде всего понятийного теоретического.

        В процессе усвоения полной структуры учебной деятельности складываются базовые мыслительные способности: анализ, планирование, рефлексия. Осуществляется развитие произвольности – способности руководствоваться в поведении целями, поставленными взрослыми, умение самому поставить цель и в соответствии с ней самостоятельно контролировать своё поведение и деятельность. Восприятие приобретает характер организованного наблюдения (синтезирующее восприятие), память и внимание становятся произвольными, осмысленными, целенаправленными. Формируются высшие чувства, усиливается сдержанность и осознанность в проявлении эмоций. Полноценное психическое и социальное развитие характеризуется также развитием широких социальных и познавательных мотивов учения, преобладанием мотивации достижения и престижной мотивации при успешном обучении, формированием чувства компетентности, адекватного уровня притязаний, развитием способности дружить, испытывать длительные эмоциональные привязанности.

        Все выше сказанное можно представить в виде системы психолого-педагогических требований к статусу младшего школьника (1-х и 3–5-х классов), раскрывающейся в 3 сферах школьной адаптации (см. Приложение 1).

        Эффективная адаптация, по мнению ряда авторов, – одна из предпосылок успешной учебной деятельности, причем ведущая для детей младшего школьного возраста, так как представляет собой сложную систему мероприятий, направленных на овладение новыми формами деятельности, поведения, общения, и связана с изменением социального статуса младшего школьника.

        К основным психолого-педагогическим условиям эффективности адаптации младших школьников в процессе обучения можно отнести:

        1. Преобразование традиционной классно-урочной системы в систему организации личностно-ориентированного учебно-воспитательного процесса.

        2. Достижение педагогом соответствия характера педагогического воздействия и внутренних (субъективных) особенностей развития личности младшего школьника.

        3. Опора учебно-воспитательного воздействия педагога на «зону ближайшего развития» ребенка при формировании мотивации достижения успеха.

        4. Формирование направленной мотивации различного рода отношений и деятельности в процессе обучения.

        5. Положительное воздействие педагога на эмоциональную сферу школьников.

        6. Формирование адекватного самоанализа и самооценки школьников.

        7. Наличие психолого-педагогической компетентности в деятельности педагога.

        В основу технологии адаптации младших школьников в процессе обучения как результата этого процесса – продуктивного развития личности учащегося в начальной школе – легла психолого-педагогическая концепция гармонизации взаимоотношений личности, среды, учеников и педагогического коллектива начальной школы, позволяющая обосновать концепцию личностно-ориентированного образования младшего школьника. Адаптация при таком подходе предполагает, что младший школьник имеет возможность развиваться в соответствующем темпе в зависимости от своих способностей и потребностей, становясь при этом субъектом образовательного процесса в школе. Существенно расширяется в рамках этой концепции и представление о развивающемся пространстве школьной среды.

        Основная идея адаптации младших школьников в процессе обучения в начальной школе – создание воспитательной системы на принципах взаимной ответственности, взаимопомощи, взаимной заинтересованности учителей в достижении успехов учениками начальной школы по различным предметам. Совместная педагогическая деятельность должна строиться на доверии, понимании и сотрудничестве, уважении друг друга и нацелена прежде всего на решение общей задачи реализации психологических и социальных функций личности ребенка.

        Реализация технологии педагогической поддержки процесса адаптации младших школьников в системе обучения предусматривает дифференцированность программного материала: характера и объема нагрузки, средств педагогического воздействия и контроля в зависимости от возрастных и индивидуальных особенностей, уровня подготовленности детей класса.

        В организации процесса адаптации младших школьников могут быть использованы следующие подходы: деятельностный, предполагающий включение учащихся в различные виды деятельности; системный, реализуемый через связь внеурочной деятельности с учебной; личностно-ориентированный, направленный на поддержку детской индивидуальности, развитие индивидуально-личностных способностей учащихся; интегрированный, основанный на взаимосвязи и взаимодействии различных видов искусства; региональный, позволяющий совершенствовать содержание учебно-воспитательного процесса на основе этнокультурных особенностей региона.

        Таким образом, в ходе исследования выявлено три уровня адаптации детей к школе. Зная, их родители могут проверить, как проходит этот период привыкания к новой школьной жизни.

        Высокий уровень адаптации.

        Положительное эмоциональное отношение к школе, способность к самостоятельной учебной деятельности без посторонней помощи, собранность, самодисциплинированность, способность достигать поставленной цели, преодолевать препятствия, добровольное принятие на себя решения каких-либо задач.

        Средний уровень адаптации.

        Положительное эмоциональное отношение к школе, способность к учебной деятельности, способность к достижению поставленной цели и преодолению возникающих препятствий.

        Отрицательное или индифферентное отношение к школе, слабая способность к самостоятельной учебной деятельности, несобранность, слабая способность к достижению поставленной цели, преодолению препятствий, неспособность добровольно принимать на себя решения каких-либо задач.

        При низком уровне адаптации наблюдается ее дезадаптация. Школьная дезадаптация — это образование неадекватных механизмов приспособления ребенка к школе в форме нарушений учебы и поведения, конфликтных отношений, психогенных заболеваний и реакций, повышенного уровня тревожности, искажений в личностном развитии.

        Анализ литературных источников позволяет классифицировать всё многообразие факторов, способствующих возникновению школьной дезадаптации (см. Приложение 2).

        К природно-биологическим предпосылкам можно отнести:

        • соматическую ослабленность ребёнка;
        • нарушение формирования отдельных анализаторов и органов чувств (неотягощённые формы тифло-, сурдо- и прочих патологий);
        • нейродинамические расстройства, связанные с психомоторной заторможенностью, эмоциональной неустойчивостью (гипердинамический синдром, двигательная расторможенность);
        • функциональные дефекты периферийных органов речи, ведущие к нарушению развития школьных навыков, необходимых для овладения устной и письменной речью;
        • лёгкие когнитивные расстройства (минимальные мозговые дисфункции, астенические и цереброастенические синдромы).

        К социально-психологическим причинам школьной дезадаптации можно отнести:

        • социально-семейную педагогическую запущенность ребёнка, неполноценное развитие на предыдущих этапах развития, сопровождаемые нарушениями формирования отдельных психических функций и познавательных процессов, недостатками подготовки ребёнка к школе;
        • психическую депривацию (сенсорную, социальную, материнскую и др.);
        • личностные качества ребёнка, сформированные до школы: эгоцентризм, аутичноподобное развитие, агрессивные тенденции и др.;
        • неадекватные стратегии педагогического взаимодействия и обучения.
        • Неадаптированность ребёнка к обучению ведёт к ухудшению его здоровья, снижению успеваемости, отчуждению от школы, неблагоприятному социальному статусу, что является причиной деструктивности личности (см. Приложение 3).

          Процесс становления личности проходит всю жизнь. Человек на протяжении жизни усваивает нормы поведения в обществе, пересматривает свои позиции и, тем самым, проходит социализацию. Успешность процесса социализации личности в целом зависит от ее успешности школьной адаптации Предлагаем модель выпускника начальной школы (см. Приложение 4).

          Таким образом, для того чтобы период адаптации к школе у ребенка проходил относительно легко, очень важно, чтобы взаимоотношения в семье были хорошими, отсутствовали конфликтные ситуации и к тому же у самого ребенка должен быть благоприятный статус в группе сверстников. Итак, как ребенок будет учиться, станет ли радостным и счастливым этот период в жизни семьи или вскроет ранее невидимые трудности, все это зависит от подготовленности ребенка, семьи и работы учителя.

          Список литературы:

          1. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования. – М.: Педагогика, 1956. – 520 с.
          2. Заваденко Н.Н. и др. Школьная дезадаптация: психоневрологические и нейропсихолгические исследования // Вопросы психологии. – 1999. – № 4. – С. 21-28.
          3. Семенака С.И. Социально-психологическая адаптация ребенка в обществе. – М.: АРКТИ, 2012. – 72 с.

          xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai



    You Might Also Like